Алексей Алексеевич Матыцин
Матыцын


Алексей Алексеевич Матыцын

Памятник Алексею Алексеевичу МатыцынуАлексей Алексеевич Матыцын родился в 1881году в селе Богородское. Вначале учился он в Богородской начальной школе. В 1907-1911 гг. Алексей учился в Иркутской учительской семинарии.
В августе 1914 года А. Матыцын был призван в армию. На фронте пригодились ему приобретенные знания и грамота. В армии Матыцын – командир взвода. Осенью 1917 г., демобилизовавшись, вернулся домой к семье в родное село Богородское.
Краевой комиссариат просвещения направлял Алексея Алексеевича работать в Петропавловку, а затем в Ивановку на должность заведующего двухклассной школы. Матыцын не заметил, как жизнь закалила его политически, сделала сильным и волевым.
5 марта атаман Гамов захватил город Благовещенск и арестовал облисполком во главе с Ф.Н.Мухиным. Матыцын и другие призвали ивановцев вступить в Красную гвардию, чтобы освободить город.
Началась запись добровольцев в
роты Красной гвардии. Матыцын записался в качестве вооруженного бойца, в числе первых от ивановских учителей. А.А.Матыцын принял активное участие в подавлении Гамовского мятежа. Сразу после этих событий он ушел в школу.
В числе делегатов от Ивановской волости был учитель А.А.Матыцын. Он выступил против решения этого съезда с гневной и обличительной речью: что поддержка оккупантов есть предательство.
Была осень, шла уборка хлебов. Как своих ждало амурское кулачье японцев с матаузом для сноповязания хлеба.
В августе 1919 года в селе Песчанозерка собрался меньшевистский эсеро-кулацкий съезд. Здесь решался вопрос: отправлять сыновей на защиту советов или нет.
А.А.Матыцын говорил: «Не с матаузом придут самураи на хлебоуборку, а с колючей проволокой. Не добрым словом, а огнем и террором они будут «восстанавливать» новый порядок в области».
Оккупанты все-таки пришли в область. Вскоре после съезда в декабре в Ивановку действительно пришел белогвардейский отряд. Они начали убивать людей.
После небольшой заминки к ним вышел Матыцын.
- Какова цель появления в селе вооруженного отряда? – спросил Матыцын.
- Мы пришли с мирными целями, - промямлил Ляпушинский.
- Зачем привезли с собой пушку и прочее оружие?
- Нам, фронтовикам, винтовки даны советским правительством, а поэтому оружие мы не дадим!
Это было смелое выступление Матыцын. Оружие ивановцы не сдали. И Матыцын попал в черный список неблагонадежных учителей Ивановской волости. За ним стали следить и охотиться. Белогвардейские и японские отряды стали чаще наведываться в Ивановку.
В начале января 1919 г. отряды интервентов под личным командованием атамана Гамова окружили Ивановку. В селе начались обыски и облавы.
Был ясный морозный день. Как всегда, тщательно одетый учитель пришел на занятия. Это был последний урок в его жизни. Неожиданно в коридор школы ворвались белогвардейцы и на глазах испуганной детворы забрали учителя из школы. Матыцын на допросе был избит до полусмерти, получив 150 ударов шомполами. Матыцыну был вынесен смертный приговор.
До расправы к нему ходили с передачей сестра Ольга и Мария Гаврилова. Отказавшись от продуктов, он попросил передать их жене и детям.

Доска на памятнике Матыцыну

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ М А Т Ы Ц Ы Н
Родился Алексей Матьщын в 1881г в селе Богородское Ивановского района в семье крестьянина. В начале учился он в Богородской начальной церковноприходской школе, а в 1907 г. закончил в селе Черемхово двухклассное церковно-приходское училище. В 1907-1911 гг. Алексей учился в Иркутской учитель¬ской семинарии, получив диплом учителя двухклассных и город¬ских училищ, в 1911 г. возвратился домой.
С тяжелой жизнью рабочих, политическими и революционными событиями Алексей Матъщын впервые столкнулся и глубоко вник в сибирских краях, когда учился в Иркутской семинарии. Еще до призыва в армию каждый раз Алексей видел в родном селе, как по небольшому участку земли еле передвигается захудалая лошаденка, а за плугом, которую она тянет, уныло шагает крестьянин. Голод, нужда, бедность прочно поселились в хатах крестьян-односельчан, да еще если больная жена, полуголодные и полураздетые дети. Осенью их надо отправить в школу, нужно во что-то одеть, обуть! Да и школа-то в селе была не в состоянии охватить всех детей.
В 1900-1907 гг. в Ивановке действовали две школы: церковно-приходская /три класса/ и министерская-земская /5клас¬сов/, в них обучалось не более 200 детей, работало 6 учителей и два дьяка. Работали школы и в других крупных населенных пунктах района. Что касается мелких сел и деревень, то учителя обучали ребятишек в крестьянских избах,
т. к. не везде были построены школьные помещения.
Многие крестьяне жили круглый год на заимках. Ежедневно родители были вынуждены привозить и отвозить де¬тей на одну из заимок, где учителя проводили занятия. О хорошей успеваемости и говорить не приходилось. Основными предметами в школе в то время были: славянский язык, русский язык, арифметика, чистописание и закон божий.
О том, чем пичкали учеников, какие учебные пособия присылались, видно из описи книг, направленных в Ивановскую, церковно-приходскую школу епархиальным училищным советом еще в сентябре 1897 г. В числе пособий значились: «Евангелие" на славянском языке, "Краткая история жизни господа нашего Иисуса Христа", "Жития святых", "Закон божий". Церковных книг было в школу прислано 405 экземпляров, а сборников арифметических задач и книг для чтения и письменных работ только 111 экземпляров.
Реакционно-настроенная часть учительства, как правило, враждебно относилась к ученикам из бедноты. Об этом наглядно свидетельствует записка учителя Курочкина, посланная начальству 12 марта 1910 года: «Я не согласен иметь у себя в классе представителей извозчиков и выслушивать от них дерзости». Большинство крестьян до революции оставалось неграмотными, они прежде всего, старались заработать себе на кусок хлеба, не думая об учении.
В августе 1914 года Алексей Матыцын был призван в царскую армию и направлен на действующий северо-западный фронт, письма Алексея Алексеевича к родным шли из-под гг. Варшавы, Риги, Вильнюса. На фронте пригодились ему приобретенные знания и грамота. В армии Матыцын - командир взвода. Может быть, поэтому ему часто в руки откуда-то попадали листовки о царе-убийце, о «кровавом воскресенье», о жизни народа и нарастающей революции, листовки с революционными песнями и лозунгами о свободе, за которую призывались бороться угнетенные массы.
Алексей Матыцын жадно и с оглядкой читал эти листовки, потом стал читать их верным друзьям. Постепенно у него появилась и поважнее литература. Здесь, на фронте, защищая царя, русскую буржуазию и дворянство, Алексей Матыцын был свидетелем, как русские солдаты срывали погоны и разгоняли своих командиров.
Здесь он по- настоящему понял цель большевиков, узнал имя вождя рабочего класса, о том, как нужно добывать свободу: власть, фабрики и заводы - отдать рабочим, у помещиков и кулаков отобрать землю и передать тому, кто ее обрабатывает, вот за что нужно бороться, а не за царя, отечество и веру православную. Алексей Матъщын видел, как потом и кровью добывали себе крестьяне и рабочие кусок хлеба, не находя поддержки и помощи у царского самодержавия.
На фронте Алексей Матъщын окончательно убедился в правоте большевиков, боровшихся за мир и свободу.
Февральская революция 1917 года, навсегда опрокинувшая царский трон, застала А.А. Матьщына в окопах
империалистической войны. В письме от 2-го апреля 1917 г. он писал жене Нине Петровне: "Вечером собрал команду для бесед и читал газеты... 5-го апреля еду в Ригу на собрание совета солдатских депутатов".
Осенью 1917 г. Матыцын демобилизовавшись, вернулся домой, к семье, в родное село Богородское. Краевой комиссариат; просвещения направлял Алексея Алексеевича работать в село Петропавловку, а затем в Ивановку на должность заведующего двухклассной школы.
Сельский учитель, бывший фронтовик Алексей Матыцын прошел суровую школу империалистической войны,
которая обогатила его большим опытом революционного подполья. Матыцын не заметил, как жизнь закалила его политически, сделала сильным и волевым.
И вот Матыцын в родных местах, в Ивановке. Бывало, соберутся мужики в погожий зимний день на завалинах и спорят до хрипоты. Часто в этих жарких спорах принимал активное участие молодой сельский учитель Алексей Матьщын. Он говорил о Ленине, о революции , том ковал, почему крестьяне так плохо живут, почему дети не учатся, что проклятая война народу не нужна, обличал сельское кулачье.
- А что, вот посмотрите! - говорил Алексей Матыцын, - ведь самый богатый в Ивановке кулак Галушкин Терентий. Он засевает зерновыми до 200 десятин земли. В его хозяйстве 16 плугов, 7 сноповязалок, до 40 рабочих лошадей, 70 дойных коров, много разной птицы, да постоянно бесчеловечно эксплуатирует этот кулак до 30-40 батраков.
Алексей Матыцын разъяснял крестьянам ленинские слова о том, что мелким крестьянским хозяйством из нужды не выбиться, что как только закончится гражданская война и иностранная интервенция, тогда советская власть окажет большую помощь амурским крестьянам.
Бывшая учительница Мария Васильевна Селивестрова, знавшая Матыцына, вспоминает:
- К Алексею Алексеевичу всегда ходили крестьяне поговорить о войне, о хозяйстве. Стройный, красивый, несмотря на свои 26 лет, был человеком бывалым. Уважали и очень его любили ивановцы.
Впереди сельского просветителя ждали важные, большие и ответственные дела.
В Ивановке проживали политические ссыльные: Покатилов А.С. - тульский рабочий, член РСДРП с 1905 года, Нерон М.П. - питерский рабочий, член РСДРП с 1905 года, Карымов М.В., Макаров А.А., Иванов С.И., Костыль Г. Т.
За активное участие в революции 1906- 1907 гг. царским самодержавием они были приговорены к 15-ти годам каторжных работ и сосланы в Сибирь, а в 1909 году судьба их свела в Ивановке. Они поступили работать в Ивановские
сельскохозяйственные мастерские. К этому времени эти шесть политических ссыльных уже хорошо знали Ф.Н.Мухина- руководителя Благовещенского комитета РСДРП и Я. Г. Шафира - активного участника революции 1905-1907 гг., члена правления "Союза приказчиков" в г. Бла¬говещенске и группы большевиков. Они создали в Ивановке подпольную группу и установили связь с Благовещенской организацией РСДРП.
Шли годы. Первая империалистическая война. Великий Октябрь.
За десятилетие Покатилов, Нерон, Карымов, Макаров, Иванов, Костыль воспитали большую группу ивановских активистов, среди которых: Гранкин М.Н., Гранкин П.М., Бойко М.К, Безродных И.Г., Кононенко П., Рудометов A.M., Ковалев Я.C., Вакулин И. С., Матыцын А. А.
В феврале 1918 г. была провозглашена советская власть в Приамурье. А в марте контрреволюционные элементы
г. Благовещенска под руководством эсера, атамана Амурского казачьего войска Гамова подняли против молодой еще не укрепившейся советской власти вооруженный мятеж.
Раннее мартовское утро. В Ивановке зазвонили церковные колокола, народ спешит на сходку к сельскому
управлению. Сходку открыл председатель сельского совета Гранкин П.М. Сообщение сделал руководитель подпольной группы А. С. Покатилов.
Он сообщил, что 5-го марта атаман Гамов захватил город Благовещенск и арестовал облисполком во главе с Ф.Н.Мухиным. Гранкин П.М., Покатилов А.С., Матьщын А.А., Захарченко А.Я. призвали ивановцев вступить в Красную Гвардию, защитить советы, подавить мятеж и освободить город Благовещенск. Подавляющее большинство схода решило советы защитить. Первым добровольцем записался Скляров И.Ф. и сформировал первую боевую роту.
Началась запись добровольцев в роты Красной гвардии. В числе первых от ивановских учителей в качестве вооруженного бойца записался Алексей Алексеевич Матыцын.
Было сформировано 13 боевых рот из добровольцев солдат-фронтовиков и молодых парней, более 30 обозов продовольствия и были организованы торжественные проводы в деревни Владимировку и Астрахановку.
А.А. Матыцын принял активное участие в подавлении Гамовского мятежа. Только немногие ровесники Алексея Матыцына перешли в лагерь контрреволюции. Например, старый знакомый Матыцына по учебе Просфиров стал офицером Амурского казачьего войска. Гамов лично послал его в зазейские села и хутора с заданием поднять казаков против Советской власти. Просфиров, стремясь проскользнуть черев кольцо Худинской /зазейской/ заставы отряда И.М. Гранкина, был замечен и схвачен, бойцы отряда Гранкина отправили белогвардейца в деревню Владимировку, где находились основные силы вооруженных красногвардейцев и фронтовиков, обозы с продовольствием.
Здесь встретился Алексей Матыцын с Просфировым, который обрадованно бросился к нему, протягивая руку. Матыцын гневно бросил предателю:
- Не ожидал тебя встретить в этой роли. Твою судьбу решит только суд!
Белогвардейца судили и расстреляли. Объединенными силами революционного народа мятеж Гамова 16 марта был подавлен, город освобожден. В одном из боев погиб командир Ивановской роты Коломыцын Родион Иванович.
Сразу же, после некоторого затишья, Алексей Матыцын снова ушел в школу, но не надолго.
В это же время шла борьба за демократизацию школы. В городе Благовещенске 24 мая 1918 года состоялся первый съезд учителей Амурской области. На съезде произошел раскол между делегатами. Реакционный состав учительства средних учебных заведений и городских начальных школ занял на съезде контрреволюционную позицию. По поручению второй группы "26-ти учителей-большевиков" открыто выступил А.А.Матыцын по вопросу демократизации школы в родном крае. Речь его была простая и горячая. Он предлагал Амурскому учительству ликвидировать возникшие разногласия, сплотиться в единый учительский коллектив, идти в тесном контакте с партией, советской властью и осуществить демократизацию школы: перестроить систему народного образования, вместо разнотипных школ создать единые школы, организовать школьные педагогические советы, а с нового 1919 учебного года перейти на всеобщее начальное обучение.
А в это же время на Дальнем Востоке советская власть под натиском белогвардейцев и интервентов все-таки пала временно и мероприятия по демократизации школы, стало быть, не осуществлялись. Приамурские большевики развернули большую работу по организации вооруженных сил для борьбы с интервенцией. Враги рабочих и крестьян: эсеры, меньшевики, кулаки всеми средствами стремились сорвать мобилизационную работу большевиков. В условиях оккупационного режима в сентябре 1918 г. в Ивановке, первой в области, для революционной пропаганды и агитации и политической организации сельского населения, подпольная группа организационно оформилась в партийную ячейку села. В партийный комитет вошли следующие ивановские активисты: М.К. Бочко, Е. Шилов, Иванов Сергей, В. Кононенко, Герлих - поляк, рабочий с/х мастерской, А.С. Покатилов, Беэродных И.Г., Карымов М.В., Костыль Г. Т.
А.С. Покатилов был избран секретарем партийной ячейки, подпольному партийному комитету активно помогали так называемые беспартийные большевики: А.А. Матыцын, П.М. Гранкин, Я.С. Ковалев, Л.В. Куликов, А.Я.Захарченко, И.С. Вакулин.
В ноябре партийный комитет организовал более 30 молодых парней и девчат в молодежный кружок, душой которого стал сельский учитель Алексей Матыцын.
Ивановские большевики проводят большую разъяснительную работу среди населения, Матыцын всюду с людьми.
Он по поручению партийного комитета часто выступает на сельских сходах, на собраниях, маевках за речкой Будундой, легко и доходчиво разъясняет задачи и призывает народ к поддержке и объединению.
В августе 1918 года в селе Песчаноозерка собрался меньшевистский эсеро-кулацкий съезд, так называемый « съезд песчаноозерских хлеборобов».
На съезде решался вопрос: дать сыновей на защиту Советов или не дать!
Победило реакционное кулацкое большинство - не дать! Кулаки на съезде открыто высказались: просить у японцев помощи свергнуть ненавистную "всем" республику советов, взять под защиту Россию и навести в ней "порядок".
В числе делегатов от Ивановской волости был учитель А.А. Матыцын. Он выступил против решения этого съезда с гневной и обличительной речью, что поддержка оккупантов есть предательство.
Была осень. Шла уборка хлебов. Как своих , ждало амурское кулачье японцев с матаузом для сноповязания хлеба, А.А. Матыцын говорил: "Hе с матаузом придут самураи на хлебоуборку, а с колючей проволокой .Не добрым словом , а огнем и террором они будут "восстанавливать" новый порядок в области. В будущем советская власть вам не простит за измену!
Он призвал всех кулаков дать сыновей на защиту октябрьских завоеваний, собирать оружие, готовиться к борьбе с врагом, создавать вооруженные отряды.
После съезда Алексей Алексеевич рассказал о съезде населению сел: Ивановки, Дмитриевки, Богородское, Черемхово, Преображеновки, Будунды, Андреевки и других.
Он проводит большую разъяснительную работу по решению песчаноозерского съезда, агитирует молодежь не идти в колчаковскую армию, уклоняться от призыва и уходить в тайгу, создавать отряды народного ополчения и подпольные молодежные группы.
Оккупанты все-таки в область пришли, наступили черные дни для трудящихся Приамурья.
Ивановское кулачье и зажиточные, такие как: купец Жданкин, кулаки Гостев Петр, Кантемиров Василий, Безруков Костя /имел мельницу в Ивановке/, Братышев Андриан, Басманов Василий - просили помощи для расправы с ивановскими большевиками, партизанами и красногвардейцами.
Вскоре, после съезда, в декабре в Ивановку действительно пришел вооруженный белогвардейский отряд.
Каратели созвали сходку села и потребовали из тол¬пы выйти трем /имелись в виду: партизаны или большевики -подпольщики/, но сход никого не выдал, в толпе стояли староста села Геевский и волостной старшина Геращенко Максим.
Тогда каратели потребовали от старосты села Геевского назвать имена активистов. Сход замер.
Староста вышел из толпы вперед, медленно повернулся к людям липом и твердо произнес: «Я так же, как и народ!»-
Схватили каратели старосту, затащили в дом сельского управления, избили, а потом выволокли во двор и изрубили его на мелкие куски.
Затем на глазах всех присутствующих каратели по доказательству предателя местного зажиточного крестьянина Бабича Даниила зверски расстреляли его родного сына Кондратия и зятя Сугака Ивана.
Через несколько дней опять пришел в Ивановку вооруженный белогвардейский карательный отряд с тем, чтобы произвести аресты большевиков и изъять у населения оружие.
По звону колокола опять собрался сельский сход, на котором присутствовало около 1000 человек. Бочка заменила трибуну.
Белогвардейский поручик Ляпушинский в своей речи требовал беспрекословного подчинения власти областного
"правительства", японскому командованию и приказал сдать оружие.
После небольшой заминки в центр круга вышел А.А. Матыцын.
- Какова цель появления в селе вооруженного отряда? - спросил он Ляпушинского»
- Мы пришли с мирными целями, - промямлил тот.
- Если вы пришли с мирными целями, то зачем привезли с собой пушку и прочее оружие? Нам, фронтовикам, - продолжал А. Матыцын, - винтовки даны советским правительством, а поэтому оружие мы не дадим!
Это было смелое выступление Алексея Матыцына. Кругом каратели, а в центре Алексей Алексеевич открыто осуждает врагов, сельский сход поддержал предложение Матыцына.
Оружие ивановцы не сдали. Тогда Ляпушинский потребовал от схода выдать Гранкина Петра, Назаренко Даниила и Бочко Максима, сход возмутился.
Зная, что в Ивановке имеется до 2000 винтовок, белогвардейцы не решились применять силу и несолоно хлебавши, они вынуждены были мирно покинуть село.
Так постепенно и не заметил А. Матыцын, как попал в черный список неблагонадежных учителей ивановской волости, а ивановские кулацкие сынки затаили злобу на Алексея Алексеевича, враги тоже постарались его запомнить.
За А. Матыцыным стали следить и охотиться. Белогвардейские и японские отряды стали чаще наведываться в Ивановку, производили расправы с лицами, заподозренными в большевизме или хранении оружия.
Вскоре через деревню Будунду в Ивановку зашел карательный отряд, палачи расстреляли несколько человек. За что? За то, что ивановцы имели уже сформированные вооруженные боевые группы и действовали подпольно. За то, что еще в
марте Ивановны дали 13 боевых poт, более 30 обозов продовольствия для подавления в г. Благовещенске Гамовского мятежа.
Через неделю в Ивановку пожаловала так называемая "сотня" казаков, а в той "сотне" по 230-250 человек. Чем занялась "сотня" в селе?
Казаки спокойно ходили по домам, дворам и проверяли мужчин: если обнаруживали на теле обморожения - значит бывший красногвардеец или партизан, выводили на улицу или прямо в избе на глазах родных зверски казнили или расстреливали. Казаки подстерегли и А.А. Матыцына. Закончились занятия. Матыцын вышел из школы и заторопился домой. У своего двора его остановили четыре казака, больно прижав прикладом к забору.
- Ну, все кончено! - волнуясь, подумал Матыцын. Hо казаки вдруг сразу же отступились от учителя. К счастью: элегантный внешний вид, опрятная одежда, внушительная папка под рукой - все это ошарашило казаков.
- Да это, хлопцы, свой же, из управы! - виновато пробасил здоровенный молодой казак, расталкивая от Матыцына остальных.
Так, обознавшись и приняв Матыцына "за своего", казаки отпустили человека, которого уже давно ищут.
Таким образом, под видом розыска большевиков, казаки вдоволь пограбили население: забрали птицу, вещи и прочее, и увезли в кулацкие села Волково и Грибское.
В начале января 1919 года белоказачьи и японские отряды под личным командованием атамана Гамова со всех сторон окружили Ивановку.
В селе начались обыски и облавы.
Был ясный, морозный день. Как всегда, тщательно одетый учитель пришел на занятия. Это было последнее занятие, последний урок в его жизни.
В школе тихо. Идут занятия.
Вдруг, неожиданно в коридор врываются белогвардейцы и настежь открывают дверь класса, в котором вела урок географии Любовь Васильевна.
На глазах перепуганной детворы бандиты начали шашками рубить парты, полы, доску, ударили учительницу, стали разгонять учеников.
Любовь Васильевна стала просить бандитов прекратить разбой. На этот шум из соседнего класса вышел Алексей Алексеевич.
- Господин есаул, - сказал он, - что вам надо? Здесь ведь занимаются дети, прошу удалиться!
Сельский учитель полагал, что палачи пощадят детей. - Ах, дети! -скривив губы в злой усмешке, проговорил белоказачий офицер.
- Вот тебе дети! - и он ударил Алексея Алексеевича по лицу.
- Взять его! - распорядился этот есаул. Палачи набросились на учителя, сбили с ног и начали на глазах ребят избивать его.
Дети попытались заступиться за своего учителя, но палачи наотмашь отбросили их в другой класс и закрыли, допрос был коротким и жестоким, - Кто ты? - ткнув наганом в лицо Матыцыну, злобно спросил есаул.
- Я сельский учитель Алексей Матыцын, - гордо и спокойно ответил Алексей Алексеевич.
Узнав, что он имеет дело с Матыцыным, есаул-белогвардеец обрадованно воскликнул:
-А мы тебя давно ищем, господин большевик!
Каратели давно получили задание непременно найти Матыцына и расправиться с нам за выступление на съезде "песчаноозерских хлеборобов". За ним стали следить.
Матыцына доставили в сельское управление, допрашивали его е пристрастием. избитого Матыцына палачи привязали к седлу лошади и водили по селу.
Как сообщают протоколы второго очередного Амурского областного земства, Матыцын получил 150 ударов шомполами. Он был избит до полусмерти.
Учителя Ивановской школы: А.А. Санькова, Н.А. Григорьева, С.В. Гаврилов, М. В. Гаврилова, М.В. Селивестрова и директор школы Ковтун Т.Г. пытались взять своего товарища на поруки, но безуспешно.
Вскоре Матыцыну был вынесен смертный приговор. Незадолго до расправы к нему с передачей ходили сестра Ольга и Мария Васильевна Гаврилова.
Опухший, в кровоподтеках, Алексей Алексеевич едва держался на ногах.
Ничего не сказав о смертном приговоре, он отказался от принесенных продуктов и просил передать жене, чтобы она берегла детей.
В январе 1919 года вечером, на том месте, где сливается Будунда с Маньчжуркой, белогвардейцы, раздев донага на сорокаградусном морозе свои жертвы, расстреляли трех человек: бывшего красногвардейца Журбина И.В., старого подпольщика Карымова М.В. и учителя Алексея Алексеевича Матыцына.
Три дня белогвардейцы не разрешали родителям взять тело своего сына для захоронения.
Белогвардейская власть не разрешила хоронить учителя на кладбище сел Богородское или Ивановка.
Следующей темной ночью отец Матыцына выкрал труп сына из-под носа дремавших часовых, увез в г. Благовещенск, где и похоронил.
Только после изгнания белогвардейцев и интервентов из пределов Приамурья в 1920 году останки А.А. Матыцына родители перевезли и похоронили около родного села Богородское.
Дело, за которое боролся сельский учитель Алексей Алексеевич Матыцын, восторжествовало.
О том, насколько двинулось вперед народное образование в Ивановском районе, говорят некоторые цифры и исторические данные.
В декабре 1919 года последовал декрет, подписанный В.И. Лениным о ликвидации неграмотности среди населения РСФСР.
В нем говорилось, что все население республики от 8 до 50 лет:, не умеющие читать и писать, обязано обучиться грамоте на родном или русском языке /по желанию/. Этот декрет нашел горячий отклик в самых отдаленных уголках страны.
В декабре 1920 года школьный совет в Ивановке решил вопрос об организации вечерних курсов для взрослых. Образование стало доступно каждому.
Расширилась сеть начальных, семилетних и средних школ. В 1935-1936 гг. в районе было уже две средних, три семилетних и 34 начальных школы. В них обучалось 2301 учащихся и работало114 учителей / из них пять с высшим образованием/.
За годы советской власти во многих населенных пунктах района построены новые школьные здания со спортивными залами, хорошо оборудованными кабинетами.
Сейчас в районе шесть средних, десять восьмилетних, 14 начальных школ с общим числом учащихся: 5307 человек.
Их обучает 325 учителей, из которых 122 учителя имеют высшее образование, 23 - незаконченное высшее, 138 - среднее педагогическое , 42 - учителя учатся заочно.
Сотни воспитанников школ района ежегодно получают высшее и средне-специальное образование и работают в различных отраслях народного хозяйства, стройках, предприятиях и учреждениях.
Давно миновали страшные годы. При советской власти в Ивановке построено три новых школьных здания: действуют начальная, средняя, вспомогательная школа-интернат, школа рабочей молодежи, музыкальная школа, детская спортивная юношеская школа, два детских садика, кинотеатр, дом культуры, дом пионеров.
Светлая память об Алексее Матъщыне жива до сих пор в народе.
Имя учителя с любовью и уважением вспоминают его земляки, жители Ивановки, среди которых есть воспитанники этого замечательного человека
 

 


назад дальше
Hosted by uCoz